Есть ли место компромиссу в детско-родительских отношениях?

За фразой «Ты ещё маленький!» скрывается очень много всего. Но главное, пожалуй, — не очень старательно замаскированное послание «А я большой!», автоматически делающее родителя главным. И вроде бы всё правильно: родитель действительно старше и опытнее непутёвого дитяти. Вот только так ли уж необходимо постоянно апеллировать в этой пресловутой иерархии? Возможно, существуют другие методы разрешения проблем и конфликтов? В сегодняшнем выпуске блога Ассоциации репетиторов рассказываем о партнёрских отношениях с детьми и об их преимуществе с точки зрения психологии.

А может, договоримся?

(Источник картинки: https://www.flickr.com/photos/jhoven/5742646322/sizes/l)

Двое: я и моя тень

Надо отдать должное традиции: человеческая история знает крайне малое количество случаев, когда взрослые воспринимали детей как равных. Подобное отношение кажется столь же прекрасным, сколь и идеализированным: Герману Гессе пришлось изобретать целую утопическую провинцию Касталию, чтобы допустить подобные отношения.

Впрочем, идеал Гессе постепенно перестаёт быть чем-то несбыточным и оторванным от жизни. Роль ребёнка и, как следствие, отношение к нему, активно переосмысливается. Помимо чисто гуманистических изменений вроде законодательства, учитывающего интересы детей и их развитие, вопрос о том, как воспитывать детей, широко обсуждают люди, становящиеся родителями. Можно пытаться осмыслить предпосылки этой дискуссии, но гораздо интереснее взглянуть на главный её предмет — внезапно переставшего быть «просто ребёнком» нового человека.

Родители, в духе времени стремящиеся делать всё осознанно, с одной стороны, но сталкивающиеся с типичными родительскими проблемами и реакциями с другой, оказываются в крайне запутанном положении. «Классические» методы воспитания, вложенные в них школой и, возможно, собственными родителями, в два счёта дискредитируют себя как манипулятивные и насильственные; в то же время попытки выработать собственные наталкиваются на барьер из эмоций, которые не всегда можно быстро взять под контроль, и элементарным отсутствием понимания того, как действовать в каждой конкретной ситуации.

И здесь ключевое словосочетание — партнёрские отношения.

А может, договоримся?

(Источник картинки: https://www.flickr.com/photos/152708602@N07/42915691100/sizes/l)

Друг, товарищ и брат

Что мы знаем о партнёрских отношениях? И как можно говорить о партнёрстве с человеком, который знает, умеет и может во много раз меньше, чем такой знающий, умеющий и всемогущий я, взрослый?

«Партнер — это прежде всего человек, которому я доверяю», — объясняет психолог Ксения Николаевна, выпускница факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

«Многие дети, которых родители приводят к психологу со словами «у нее/него низкая самооценка», в какой-то момент начинают рассказывать о том, что не чувствуют доверия со стороны мамы, папы или обоих родителей», — добавляет психолог.

По мнению Ксении Николаевны, именно этот зазор — не только причина неуверенности у детей, но и отличный повод пересмотреть способы взаимодействия между родителями и детьми.

«Партнерские отношения — это не только прочный фундамент для самостоятельности ребенка, но и большое подспорье для формирования уверенности. Родитель своим поведением транслирует ребёнку: «Я доверяю тебе в том, чтобы ты был самостоятельным, я верю, что ты можешь этому научиться. В любом научении всегда случаются ошибки — я понимаю это, и буду стараться поддерживать тебя, если они случатся, а не критиковать и обесценивать». И да, это определенно путь, требующий бОльших затрат от родителя, чем «Я сказал - ты сделал», но и отдачи в перспективе он дает сопоставимо больше».

Партнёрство — это своего рода срединный путь между директивным родительским «ты должен», не допускающим никаких возражений, и вседозволнностью — другим крайним полюсом, к которому всё чаще прибегают современные родители — разумеется, из самых добрых побуждений.

Бонусы, накопительные баллы, скидки

Выстраивание партнёрских отношений — как, впрочем, и выстраивание любых других отношений — изобилует трудностями. Первая и главная из них — преодоление устойчивого представления о ребёнке как о существе заведомо «инаковом». Однако, справившись с этим, родитель действительно делает себе огромное одолжение:

  • ребёнок, воспитывающийся на правах равного, во взрослом возрасте испытывает уважение к себе и имеет здоровую самооценку;

  • как следствие, у такого ребёнка гораздо меньше проблем с личными границами;

  • родителю не приходится иметь дело с обвинениями в авторитаризме («А помнишь, как ты...»), поскольку поведение ребёнка определяется не безоговорочным родительским требованием, а совместно оговоренным компромиссом;

  • наконец, ребёнку гораздо проще справиться с проблемой самоактуализации (пониманием себя, своих особенностей, жизненных ориентиров и целей), поскольку в партнёрских отношениях научиться этому гораздо проще, чем  в условиях готовых навязанных решений.

Однако главный бонус таких отношений достаётся самим родителям, взявшим на себя труд их выстроить. Потому что именно в этой модели у них появляется возможность узнать и раскрыть себя в качестве родителя. Никаких тонкостей в том, чтобы «спустить» свою волю нижестоящему, нет. Куда сложнее — и интереснее – попытаться передать свои ценности и опыт другому так, чтобы он их восприятие было наполнено пониманием.

Закономерный вопрос — а как это сделать? Уж слишком всё красиво звучит в теории, чтобы оказаться правдой.

А может, договоримся?

(Источник картинки: https://www.flickr.com/photos/75923199@N00/4759155689/sizes/l)

Переговорное устройство

Разумеется, от функции «старшего» уйти не удастся (это и не нужно), но важно хорошо понимать её смысл в контексте партнёрских отношений. А в них старший — тот, кто оказывает помощь.

Он не берёт на себя решение всех вопросов (см. «гиперопека»), не вмешивается в происходящее по любому поводу и без надобности, а главное — продолжает выполнять свои функции помогающего даже в том случае, когда ребёнок бомбардирует его негативом и обидами. Последний пункт — определённо не для слабонервных, но факт остаётся фактом: невозможно научиться здоровому партнёрству, если принимать на свой счёт все детские взбрыки. И научиться «держать» их придётся даже в самых сложных ситуациях — например, когда ребёнок, уже будучи подростком, демонстрирует вам своё абсолютное равнодушие и, возможно, пренебрежение.  

Определить ситуации, в которых нужна помощь, легко — это именно те моменты, где ожидания родителей от того, как покажет себя ребёнок, не оправдывают себя. По мнению клинического психолога Росса Грина, автора книги ‘Raising Human Being’, эти моменты тем легче определить, что каждый из них начинается со слова «трудно».

Ожидания родителей — совершенно необязательно какие-то масштабные вещи вроде поступления ребёнка в университет (хотя поступление, безусловно, в списке), это любые шаги, которые приходится делать ребёнку в период своего взросления, чтобы обрести самостоятельность. Сюда относится и навык вовремя вставать (а также ложиться), и навык содержания своей комнаты (и шире – дома) в чистоте, есть здоровую еду, отвечать за обещанное, выполнять домашние задания, занимать себя чем-то помимо компьютерных игр и многое другое.

На первый взгляд может показаться, что всё это — очевидные вещи, для которых не нужно ничего, кроме как отдать соответствующую команду. Однако мы говорим о партнёрстве именно в контексте возникновения сложностей. Если ребёнку сложно справиться с той или иной задачей, первоочередная задача родителей — понять, что их ожидания и возможности ребёнка отличаются.

А может, договоримся?

(Источник картинки: https://www.flickr.com/photos/paulvanmetre/4225569759/sizes/l)

Разрешение проблемы, по Россу Грину, состоит из нескольких этапов:

  1. Эмпатия — родитель показывает ребёнку, что его проблемы услышаны и поняты. Здесь важно узнать, что именно стоит за теми или иными сложностями.

  2. Определение беспокойства — родитель делится с ребёнком своими переживаниями относительно сложившейся ситуации и объясняет, почему она его тревожит.

  3. Поиск совместного решения. Чаще всего на этом этапе дети предлагают решения, которые учитывают только их интересы, и это необходимо артикулировать: предложения должны учитывать нужды обеих сторон.

Конечно, эта схема тоже больше напоминает утопию: дети могут отказываться говорить о своих проблемах, утверждать, что «всё нормально», а то и вовсе занимать оборонительную позицию. В таких ситуациях важно помнить о своей функции помощника и не заверять ребёнка, что вы пытаетесь помочь ему, потому что «желаете для него самого лучшего» или потому что любите его. Гораздо лучше будет объяснить, что вы не собираетесь ничего указывать, не злитесь и просто пытаетесь понять, что происходит.

Кроме того, как и во взрослой жизни, далеко не все решения находятся сразу. И если обсуждение не приносит плодов с первой попытки, стоит предложить вернуться к нему ещё раз позже — как, впрочем, и в том случае, когда ребёнок не в состоянии поддерживать сколько-нибудь конструктивный  диалог (например, из-за сильно расстроенных чувств).

Но вне зависимости от того, как тяжело вам будет даваться выработка совместных решений и сколько на неё будет уходить времени, важно понять, что партнёрские отношения — дорога с односторонним движением. Если вы решаете, что ребёнок — полноправный участник, делящий с вами ответственность за собственную жизнь, то вы не можете в какой-то момент просто взять и отменить все договорённости, сославшись на свой родительский авторитет. Именно это и делает партнёрские отношения тем, что они есть, а не диктатом главнокомандующего родителя.

Заглавная картинка — отсюда: https://www.flickr.com/photos/gmpolice1/5148212187/sizes/l

Мудрая сова 15 февраля