Четыре метода, которые не может применять учитель (потому что не может)

Сегодняшний выпуск нашего блога — попытка окончательно разобраться в вопросе «можно и нельзя» применительно к учителям. Что может делать школьный учитель в рамках своей преподавательской работы — и чего ему делать не позволено? Есть ли ограничения, регламентирующие эти действия?

Разобраться со всем этим нам помог преподаватель Ассоциации репетиторов Григорий Владиславович, прокомментировавший законодательный аспект этих правил.

Обязанности и обязанности

Когда ты ученик школы, нередко возникает чувство, что тебя отправили в долгосрочное рабство и лишили всяких человеческих прав, кроме права подготовки домашнего задания. Редкое исключение — отличники, с фанатичным рвением вгрызающиеся в гранит любого предмета.

Тем интереснее, что о бесправии всё чаще говорит другая сторона — учителя. Но почему? Ведь это они дирижируют уроками, определяют размер домашнего задания, решают, кого вызвать к доске, etc.? Не знакомым со школьной «кухней» на первый взгляд может показаться, что учитель — всесильное существо, вершащее судьбы учеников. Но не всё так просто.

Разумеется, как и любая другая деятельность, работа учителя регламентирована.

«Если посмотреть на федеральный закон об образовании, то он больше предоставляет прав, нежели накладывает обязанностей на педагогических работников. Эта свобода, которая привлекает людей в профессию, прежде всего связана с возможностью творчески подходить к выбору средств и методов обучения и воспитания», — объясняет преподаватель экономики и математики Григорий Владиславович, выпускник  НИУ ВШЭ.

«Действия учителя ограничены федеральным государственным образовательным стандартом (ФГОС), задающим требования к ожидаемым результатам учащихся, и перечнем методических материалов, разрешенных к использованию в школе (например, пресловутый единый учебник истории).

Более конкретные ограничения регламентируются на уровне приказов министерств и департаментов образования и устава образовательной организации, например, использование бумажных журналов учёта успеваемости. В Москве каждый учитель обязан проходить тестирование по своему предмету (в формате ОГЭ, ЕГЭ).

Другим примером может служить громкая история в московском педагогическом сообществе несколько лет назад, когда департамент при помощи мониторинга электронного журнала находил учителей, требующих от учащихся приносить что-либо платное на занятия (например, продукты питания на уроки технологии), и применял к ним публичное наказание вплоть до увольнения директоров, ответственных за противозаконные действия учителей».

Ни дать ни взять

(Источник картинки: https://www.flickr.com/photos/stevendougan/4959941457/sizes/l)

История, о которой говорит Григорий Владиславович, действительно имела место: тогда проверка электронных журналов происходила с помощью удивительно простого метода — подготовку к уроку проверяли по ключевому слову «принести». И если учитель «задавал» принести какие бы то ни было предметы для проведения урока из дома, он немедленно подпадал под подозрение в вымогательстве.

Такие проверки вызвали волну возмущения у педагогов, пытавшихся объяснить разницу между вымогательством и отсутствием соответствующей поддержки от школы, но далеко не все в этом преуспели. Однако это далеко не все ингридиенты, из которых складывается учительское право.

По какому праву?

В вечной схватке между учениками и учителями до недавнего времени лидировали последние: хорошо освоенные дисциплинарные методы (подчас принудительные) предоставляли широкий простор преподавательской деятельности — и ни для кого не секрет, что многие из их проявлений не только были контрпродуктивны, но и подчас граничили с понятием «физическое наказание» — например, знаменитые приседания или отжимания как кара за опоздание или другую провинность.

На сегодняшний день вектор в целом сместился (причин тому множество, рассматривать их — не задача этого материала). Маятник качнулся в прямо противоположную сторону — в ней любое «сверхвоздействие» рассматривается как нарушение прав ребёнка, о чём первым учителю нередко спешит сообщить собственно ребёнок. Впрочем, родители в этом не отстают: преподаватели всё чаще жалуются на совершенно неадекватные реакции со стороны родителей, обещающих подать в суд по любому поводу — от «слишком строгого взгляда» до требования выполнить домашнее задание.

Ни дать ни взять

(Источник картинки: https://www.flickr.com/photos/152293684@N04/35644847006/sizes/o/)

Где в этих прениях истина? На что могут опираться родители — и что действительно запрещено преподавателям? Является ли «слишком строгий взгляд» нарушением закона?

«Среди конкретных действий учителей, которые являются противозаконными, я бы выделил следующие:

  1. учитель не имеет права выгонять ученика с урока,

  2. не имеет права выставлять отметку «за поведение»,

  3. не имеет права отбирать мобильный телефон учащегося (о ситуации с использованием мобильных телефонов на уроках мы подробно писали в этом материале — прим. АР),

  4. не имеет права давать домашнее задание на каникулярное время»,

— поясняет Григорий Владиславович.

Причины, побуждающие преподавателя к принуждению к занятиям с помощью тех или иных манипулятивных методов, подразумевающих наказание, бывают разными. Чаще всего преподаватели объясняют, что «иначе никак» — поди справься с учеником, который «ничего не хочет» (читаем: не хочет делать домашнюю работу, не хочет готовиться к экзаменам). С точки зрения учителя это катастрофа, но не только потому, что один из учеников вырастет неучем, а потому, что общий рейтинг успеваемости школы пострадает — а отвечать за это, разумеется, придётся учителю, а не ученику.

Ответить на это что-либо внятное сложно, однако важно запомнить одну простую истину: школа — не то место, где цель оправдывает средства, если эти средства — физическое или психологическое насилие. Ребёнок должен знать об этом — и да, если учитель переступает черту, напомнить ему, что так поступать не стоит. К сожалению, детям бывает сложно постоять за себя. Но и учителям это сделать непросто, учитывая, что им противостоят все (от родителей ребёнка до системы образования), а за них не вступится — даже теоретически — никто.

Ни дать ни взять

(Источник картинки: https://www.flickr.com/photos/rnphotographer/15629988400/sizes/l)

Педагогом быть обязан

Если на секунду представить себе всю ситуацию глазами учителя, станет понятно, что его интересы как преподавателя учитываются в последнюю очередь. Реальная педагогическая практика сопряжена с большим напряжением: достаточно что-нибудь сделать не так, чтобы лишиться работы.

В своей колонке о бесправии преподавателей анонимный учитель математики одной из московских школ рассказала о реальном положении дел: учитель — существо легко увольняемое.

  1. Учителя могут уволить как «по свистку», так и по требованию высокопоставленного родителя. Причиной увольнения может послужить как несоответствующее отношение к ребёнку, так и непринятие «общего курса», включающего, например, визиты духовных лиц в школу с проповеднической целью.

  2. От преподавателя требуют особого подхода ко всем детям (хотя среди них бывает немало по-настоящему трудных учеников).

  3. Родители постоянно объясняют педагогу, что помимо натаскивания на ЕГЭ есть другие цели (и для выполнения этих целей, подчёркивает педагог, необходимо в два раза больше времени и индивидуальные занятия с большинством учеников).  

Список можно продолжать, однако очевидно одно: реальная практика далеко не во всём совпадает с требованиями, зафиксированными на бумаге. И стремление быть хорошим учителем подвергается большим испытаниям, когда дело доходит до школьной практики. Что думают об этом работающие учителя?

«На мой взгляд, работа педагога трудна и несет в себе серьезные риски эмоционального выгорания, поэтому законодательные предписания/запреты не должны сковывать творческую энергию учителя, а должны прояснять противоречивые или двусмысленные трактовки реальных ситуаций», — считает Григорий Владиславович.

Ни дать ни взять

(Источник картинки: https://www.flickr.com/photos/hanjabanja/2173526360/sizes/l)

Бумажная нагрузка, парадоксальным образом обрушившаяся на педагогов в связи с введением электронного журнала, не упрощает ситуацию — особенно в связи с попытками отслеживать «несанкционированные требования» педагогов, о которых мы писали выше.

Всё это не только создаёт напряжённое поле вокруг преподавательской деятельности, но и, разумеется, не может не сказываться на отношении преподавателя к своей работе: когда с одной стороны — драконовские требования образовательной системы, с другой — родители, требующие того и этого (подчас вопреки здравому смыслу), а с третьей — локальная ситуация в школьном коллективе, также не без своих особенностей, преподавателю приходится далеко не просто.

И помнить об этом, будучи родителем, ничуть не менее важно, чем знать, что «не положено» делать учителю и вовремя ему — и ребёнку —  об этом напоминать. Впрочем, последнее — ничуть не менее необходимо.

 

Заглавная картинка — отсюда: https://www.flickr.com/photos/slipstreamblue/2826080720/sizes/l

Мудрая сова 15 марта