Кто такие комплексы и можно ли обойтись без них

С тех пор, как на смену домашнему обучению XIX века пришла школа, образование стало куда как более разносторонним: мы неизбежно приносим из школы не только знания, но и итоги робких попыток социализации. Было бы наивно думать, что эти итоги исчезают в небытии — увы, многие из них, вырастая вместе с нами, превращаются в полноценные комплексы.

Что это такое, как их распознать и чем можно помочь школьнику, столкнувшемуся с ними, — в нашем сегодняшнем материале.

Знать в лицо

«В массовом сознании слово «комплекс» ассоциируется с чем-то однозначно негативным», — говорит Анастасия Михайловна , психолог, выпускница Санкт-Петербургского Института Гештальта. «На самом деле само по себе это понятие довольно нейтрально и обозначает, если упростить, некоторый набор представлений и мотивов, которые мы в какой-то момент выучили, а потом забыли об этом, но продолжили пользоваться ими, не осознавая, зачем и почему мы так делаем. Просто со временем это стало частью нас, настолько да так фундаментально, что понять, где мы, а где комплекс, уже невозможно».

В подавляющем большинстве случаев с семи до семнадцати лет мы оказываемся в школе. Логично предположить, что что-нибудь здесь так или иначе сформируется: уж очень велика вероятность. Так ли это?

«Комплексы действительно очень «любят» школу, — подтверждает Анастасия Михайловна. — Дело, конечно, не в том, что школа по умолчанию населена плохими учителями или плохими одноклассниками. Нет, дело в другом: ученики попадают сюда в возрасте, который неизбежно сопряжён с большими эмоциональными переживаниями и перестройками. Поэтому шанс заполучить что-нибудь, что пронесёшь с собой через всю жизнь (или большую её часть), весьма велик».

Школьный комплекс

История болезни

Организация школы вполне располагает ко всякого рода перегибам.

  • С одной стороны учащегося подстерегают учителя, а вместе с ними — оценки, которые нужно «зарабатывать» прилежной учёбой. Иногда одной только учёбы бывает мало — как бы преподаватель ни старался исключить человеческий фактор, он всё равно имеет место; и оценка может быть испорчена просто из-за того, что школьник не ладит с учителем.

  • С другой стороны — одноклассники, с которыми тоже всё непросто: законов социальной организации никто не отменял, и пребывание в школе неизменно сопряжено с разделением на «своих» и «чужих», что подчас ведёт к серьёзным последствиям вроде буллинга.

Сохранить хрупкое равновесие — непростая задача.

«Мы все в той или иной степени травмированы школой, — говорит Анастасия Михайловна. — Другое дело, что одни травмы могут не причинять большого беспокойства, в то время как другие оказывают настолько сильное влияние на наши отношения с людьми, что игнорировать их невозможно. При хорошем раскладе мы отправляемся в кабинет психолога и там с ними работаем. А при самом хорошем раскладе нам помогают родители, вовремя обращающие внимание на происходящее и помогающие, насколько это возможно, справиться с ситуацией».

Школьный комплекс

Разнообразие видов

Первое, о чём надо вспомнить, говоря о комплексах, — это время их появления. Если вам кажется, что по мере взросления ребёнка «будет получше», у психологии для вас плохие новости: «получше» не будет.

«Риск развития комплексов сопровождает ребёнка с первого по одиннадцатый класс. Короче, всё время, что школьник учится, он уязвим — и об этом нельзя забывать. Конечно, всё это время уязвимость неодинакова: в младших классах ребёнка будет трогать одно, в старших — совсем другое. Это связано с разными этапами формирования личности и разными учебными запросами. Если в первом классе, к примеру, ребёнку важно будет адаптироваться к школе (и трудности будут подстерегать именно в этой области), то в старших классах на передний план выходит чувство справедливости — отсюда и масса конфликтов с преподавателями, зачастую забывающими, что перед ними — человек в возрасте, когда неизбежно ощущаешь себя как будто бы под прицелом вездесущей видеокамеры, стало быть — с обострённым восприятием всего на свете, в том числе учительской пристрастности», — подчёркивает Анастасия Михайловна.

Наиболее часто встречающиеся, по мнению психолога, комплексы не так уж многочисленны и могут быть вполне знакомы и родителям.  

1. Комплекс отличника (и зеркальный ему комплекс двоичника)

Всё просто: до тех пор, пока существуют оценки (особенно пятибалльная система), будет существовать комплекс отличника и комплекс двоичника. Привычка получать «только пятёрки» или, напротив, закрепившийся статус двоичника — две стороны одной медали: и двоичник, и отличник в равной степени идентифицируют себя с оценками, которые получают. В ситуации, когда вокруг не будет ни школьных, ни университетских стен, привычка продолжит своё существование и обязательно вылезет боком — так, к примеру, привычка к «толькопятёрке» будет гнать к необходимости во всём отвечать ожиданиям почтенной публики, хотя внутренние потребности могут быть (и скорее всего будут) совершенно иными.

2. «Ни за что не ошибиться»

Это очень похожая на комплекс отличника история, связанная с железной верой в то, что в процессе обучения главное ни в коем случае не допустить ошибки. Именно этот комплекс — причина, по которой подавляющее большинство изучающих иностранный язык с таким трудом могут на нём говорить. В самом деле, поди выдави из себя хоть слово, если над душой висит риск заработать «трояк» за неверно поставленный артикль и ошибку в форме прошедшего времени. Уж лучше промолчать!

Школьный комплекс

3. Комплекс наблюдателя

Вы прекрасно их помните — уроки, на которых казалось, что учителю не меньше вашего хочется, чтобы прозвенел звонок и можно было наконец выйти из класса. Необходимость сидеть и слушать то, что не интересно самому преподавателю, быстро формирует здоровую реакцию отстранения. «Моё дело — просто высидеть», — говорит себе ученик, и этот девиз сопровождает его, уже сдавшего всевозможные экзамены, по жизни. Добрый обычай «просто высидеть» со временем запросто может дать всходы в виде психосоматических заболеваний, развивающихся на почве постоянного подавления своих эмоций.

4. «Не такой, как все»

Синдром белой вороны — обычное дело в подростковом возрасте. Именно в этот момент класс начинает делиться на микросоциумы, и риск по той или иной причина не вписаться в них очень велик.

«Причиной может быть что угодно, — комментирует Анастасия Михайловна  — от материального статуса родителей до внешности, от музыкальных вкусов до особенностей речи. Любая характеристика может оказаться решающей и определить ребёнка как «другого» в глазах одноклассников».

Не будучи вовремя обнаруженным и скорректированным родителями, этот комплекс приносит с собой массу неприятных переживаний уже взрослому человеку: черта, которая в школьном возрасте была отмечена сверстниками как негативная, становится поводом для переживаний и гиперреакций.

Школьный комплекс

5. Завышенная самооценка

Помимо формальных оценок, которые оседают в дневниках и школьных журналах, есть и другие, не менее щедро раздаваемые учителями. Ребёнок-«вундеркинд», «гениальный мальчик», «талантливейший гуманитарий», «схватывает на лету» и прочие щедроты, расточаемые преподавателями, накрепко оседают в памяти (как известно, всё хорошее мы помним гораздо лучше, чем его противоположность).

Столкновение с действительностью — например, при смене школы — может быть довольно травмирующим: «талантливейшему гуманитарию» вполне может хватить четвёрки по литературе, чтобы закипеть, начать качать права и далее разувериться во всём на свете.

Взрослые на подхвате

«В идеальном мире родители умеют разговаривать с ребёнком так, чтобы понимать, что происходит в его школьной жизни. Кроме того, они интересуются его отношениями с преподавателями — и не потому, что им нужны хорошие оценки в дневнике ребёнка. В этой ситуации, конечно, вовремя заметить складывающиеся тенденции гораздо проще чем, скажем, обнаружить у ребёнка нервный тик, развившийся из конфликта с преподавателем, нашедшем себе подходящего «мальчика для битья».

В реальности, конечно, всё не так радужно: как правило, большинство родителей довольствуется ответом «Всё нормально» на дежурный вопрос «Как в школе?» — и на этом беседы об образовании заканчиваются», — сетует Анастасия Михайловна.

Существует ли золотая середина? Как можно оставаться чутким к школьным проблемам ребёнка, не будучи психологом по образованию и не приятельствуя с преподавателями?

«На самом деле, всё куда проще, чем кажется, — успокаивает Анастасия Михайловна. — Чтобы уравновесить школьные кризисы, родителям достаточно помнить о той роли, которую они играют в жизни ребёнка, и своим примером объяснять ему, что важно, а что второстепенно. Знания — важны (потому что позволяют критически мыслить), оценки — не очень (потому что субъективны), интерес к изучаемому — важен (потому что определяет глубину владения предметом), формальное присутствие на занятии — нет (потому что это время можно потратить на что-нибудь более важное, буде таковому случиться), результат — важен, ошибки, сделанные в процессе — нет (потому что одно не существует без другого). И так далее. Чем чётче будут артикулированы эти истины (и чем ярче они будут подкрепляться вашим личным примером), тем меньше шансов у ребёнка выйти из школы с чем-нибудь из вышеперечисленного».

Мудрая сова 08 июня