Внутренний Хогвартс

Мальчик со шрамом в виде молнии недавно отпраздновал своё двадцатилетие. Не буквально, конечно: двадцать лет исполнилось первой книге о Гарри Поттере, написанной Джоан Роулинг.

По этому поводу было сказано много слов. Кто-то считал количество проданных экземпляров, кто-то оценивал уровень интереса к чтению (якобы повысившийся с появлением книги о мальчике-волшебнике), кто-то обвинял книгу в сексизме, кто-то на примере упорства Джоан Роулинг объяснял, как делаются по-настоящему великие вещи (роман, как известно, был отвергнут двенадцатью издательствами).

Так или иначе, о юбилее книги не умолчало, кажется, ни одно издание. Двадцать лет с “Гарри Поттером” — это эпоха.

Мы поговорили с одним из наших лучших преподавателей литературы Марией Анатольевной и обсудили влияние книги о школе чародейства и волшебства на современных школьников и тех, кто был ими относительно недавно.

“Это невозможно читать”

Самая частая претензия, которую предъявляют книгам о мальчике-волшебнике, — литературный стиль. Вернее было бы сказать, отсутствие литературного стиля. Одна из первых рецензенток, с чьей подачи книга была отвергнута, сказала о ней так:

«Мир мисс Роулинг бесконечно вторичен, он создан из находчиво сложенных мотивов, взятых из разнообразной детской литературы. Он написан для людей, чье воображение ограничено мультфильмами по телевизору, утрированным зазеркальным миром мыльных опер, реалити-шоу и сплетнями о знаменитостях».

Автор цитаты — А.С. Байетт, известная своим романом “Обладать”. Главные герои этого романа — филологи, а главная интрига разворачивается вокруг переписки почившего в XIX веке писателя, внезапно обнаруживаемой в его поместье. Конечно, на фоне этого утончённого пира для литературоведов-гурманов книга, в которой дети учатся летать на мётлах, покажется пустяшной. Если бы не одно “но”: читатели “Гарри Поттера” — не литературоведы-гурманы, а десятилетние мальчики и девочки.

Внутренний Хогвартс

“В том возрасте, когда обычно увлекаются книгами о Гарри Поттере, читатель еще не ищет в произведениях художественных достоинств, — считает Мария Анатольевна, выпускница СПБГУ. — Ему гораздо интереснее содержание, чем стиль. И в этом смысле книги Д. Роулинг выполняют важную функцию — вызывают интерес к чтению. Конечно, если ребенок и в дальнейшем будет читать только такую развлекательную литературу, то его литературный вкус не очень разовьется. Но вполне вероятно, что полюбив читать, он познакомится и с другими произведениями, более совершенными с точки зрения стиля”.

Внутренний Хогвартс

Нередко попытки поговорить о “Гарри Поттере” со школьными преподавателями литературы натыкаются на категорическое “нет”. Один из преподавателей, к которому мы обратились за комментарием, прямо сказал, что “читает только художественную литературу”, поэтому едва ли сможет нам помочь.

И всё же обвинения “Гарри Поттера” в стилистической безвкусице кажутся как минимум неуместными. Достаточно дать книгу десятилетнему ребёнку, а потом посмотреть на произведённый эффект. Едва ли ребёнок будет жаловаться на скудость языка. Гораздо вероятнее — захлёбываясь начнёт пересказывать вам сюжет.

О чём тут говорить?

Кто-то видит в “Гарри Поттере” лишь ещё одно — правда, довольно хитросплетённое — размышление на тему вечной борьбы добра и зла. Но “Гарри Поттер” — нечто куда большее, чем просто схватка чёрного и белого.

Психолог Ирина Рогожкина в своём блоге “Родители по-умному” объясняет, в чём гениальность книги:

«Дети склонны делить мир на белое и чёрное. Ты — хороший, а он — плохой. Вот это хорошо, а это — ужасно. Многие авторы детских книг и (а вместе с ними и родители) полагают, что так оно и надо. Ну а как ещё ребёнку объяснить, что такое хорошо и плохо? — надо дать чёткие указания. Врать — всегда плохо. Помогать — всегда хорошо. Быть не таким как все — ужасно. (Или «ужасно — быть как все» — зависит, от установки взрослого).

А в жизни всё по-другому. Жизнь — сложная штука. Разноцветная. В ней даже грязь имеет кучу оттенков. И человек с чёрно-белым мышлением эту жизнь примитивизирует и лишает себя очень многого — в личных и рабочих отношениях, в творческом и духовном развитии.

У Роулинг все эти неоднозначности и вечные вопросы вплетены в ткань литературного произведения. В этом прелесть. Ребёнок читает, потому что дух захватывает, как интересно, любопытно и местами страшно. И при этом исподволь начинает размышлять, колебаться, принимать то одну сторону, то другую. Один вопрос — «хороший» Снейп или «плохой» — чего стоит. А он ни хороший и ни плохой. Вернее, и плохой, и хороший — сложный очень».

Внутренний Хогвартс

Вообще, “Гарри Поттер” — один из самых благодатных поводов поговорить с детьми о литературе, и не воспользоваться им просто нельзя.

“Меня всегда радует, когда родители говорят с детьми о книгах, — говорит Мария Анатольевна. — Такие беседы очень важны, они превращают чтение в глазах детей из несколько отстраненного от жизни процесса в важный элемент духовного развития. Ребенок начинает понимать, что то, что изображено в книгах, — не «выдумки» автора, что такие проблемы, ситуации встречаются в реальной жизни. Книги становятся ему необходимы как источник информации. Человек начинает читать не из-под палки, а добровольно и с удовольствием”.

Внутренний Хогвартс

По словам Марии Анатольевны, ей тоже доводилось обсуждать книгу Джоан Роулинг со своими учениками — правда, в довольно неожиданном аспекте:

“Что касается моей педагогической практики, то я иногда обсуждаю с ребятами книги о «Гарри Поттере», правда немного в ином аспекте. Не с точки зрения содержания (т.к. поднимаемые в этих книгах проблемы все же выглядят немного «детскими» по сравнению с произведениями школьной программы), но с точки зрения структуры. При анализе произведений мы используем множество теоретико-литературных понятий, таких как сюжет, композиция, художественный образ и т.п. Сущность этих терминов может быть сложной для ребят, и объяснить ее на примере любимых всеми книг получается более просто и эффективно”.

При этом “взрослых” вопросов, которые поднимает “Гарри Поттер”, немало. Вот только несколько:

  • проблема радикализма и терпимости
  • зло как часть природы любого человека
  • дружба и предательство
  • разница в социальном статусе
  • моральный выбор

И так далее, и так далее, и так далее.

Внутренний Хогвартс

“Тут все зависит от того, с какой меркой подходить к книге, — отмечает Мария Анатольевна. — Разумеется, не стоит ждать от массовой литературы (а именно к ней относится творчество Д.Роулинг) «серьезных» вопросов и размышлений о смысле жизни уровня романов Ф.М. Достоевского. На первом плане у такой литературы развлекательные задачи (именно поэтому ребенка невозможно оторвать от чтения), но в то же время книги о Гарри Поттере учат добру, воспевают такие ценности как дружба, взаимовыручка, справедливость. Это довольно качественная массовая литература. Она не лучше и не хуже, чем «серьезная», она просто другая”.

Традиционные ценности и духовные скрепы

Официальная позиция российского духовенства относительно книги была довольно категорична. В мультфильме “Дети против волшебников”, снятом при поддержке министерства культуры, шотландским волшебникам, вербующим детей и учащим их всяким волшебным непотребствам, противопоставляется “истинная вера”, каковую исповедуют персонажи из России.

Любопытно, что эта категоричность разделяется далеко не всеми представителями РПЦ. Так, например, диакон Андрей Кураев в своей статье “Гарри Поттер: попытка не испугаться” пишет:

“Если по «благочестивым» мотивам спрятать от детей Гарри Поттера — то по ровно таким же основаниям придётся спрятать от них «Илиаду» Гомера и «Гамлета» Шекспира, «Вечера на хуторе близ Диканьки» Гоголя и «Сказку о золотой рыбке» Пушкина, «Щелкунчик» Чайковского и «Хроники Нарнии» Льюиса, сказки Андерсена и «Слово о полку Игореве» анонимного древнерусского монаха… Все книги, в которых кто-то из добрых персонажей молится языческим богам, берёт в руки волшебную палочку, переживает волшебные превращения (в волка, лягушку, коня), подвергается действию злых заклятий и защищается от них с помощью оберегов или волшебства. И с чем останутся дети? В такой стерильной атмосфере останется ли с ними их детство и детскость? И когда они узнают о том, кто и почему лишил их детства, останутся ли они сами в церкви?

Поезд в школу волшебства уходит с платформы номер «Девять и три четверти». Таких платформ не бывает? Ну, значит, и поезд уходит в страну небывальщины, сказки и фантазии. И ломиться в эту страну с требованием, чтобы там всё было столь же прозаично и чистенько, как на уроках правописания, значит вывесить на своей шее табличку: «Я тупица. Детей мне не доверяйте. Иначе я их отучу фантазировать и смеяться”.

Внутренний Хогвартс

А литературовед Дмитрий Быков и вовсе называет “Гарри Поттера” современным Евангелием:

“Судьба Гарри Поттера — это, наверное, и есть современная проекция истинно христианской судьбы. Неслучайно сага заканчивается фактически его смертью и последующим воскресением.

Это превосходно написанная литература. Литература увлекательная, в которой воплощены лучшие традиции британской апологетики, традиции Честертона, Льюиса.

Плюс к этому Роулинг удалось создать бессмертного героя. Не идеального, мучающегося, сомневающегося, колючего, но настоящего идеального подростка. А подросток, как мы знаем, и есть идеальный человек.

Вышло так, что для защиты традиционных ценностей Джоан Роулинг сделала больше всей взрослой литературы”.

Как бы то ни было, “Гарри Поттер” — уже окончательно устоявшаяся культурная величина, и проигнорировать её едва ли удастся. Мария Анатольевна на вопрос, стоит ли рекомендовать ребёнку книгу в качестве летнего чтения, отвечает так:

“Почему бы и нет? Но мне кажется, что «Гарри Поттер» не нуждается в рекомендации школьного учителя. Дети и так великолепно знают об этих книгах и с удовольствием читают их”.

Мудрая сова 14 июля