По зову сердца

Бездельников было принято стыдить во все времена, однако в наши дни уже недостаточно просто устроиться хоть куда-нибудь: общество ждет, что каждый из нас приложит все усилия для того, чтобы отыскать свое призвание. Что мешает нам найти дело по душе, почему важно оставаться реалистом, даже если речь идет о работе мечты, и стоит ли идеализировать творческие профессии – ищем ответы на эти вопросы вместе с экспертом, преподавателем Ассоциации Репетиторов.

Современный тренд на активный, целенаправленный поиск призвания объясняется, с одной стороны, тем, что, если еще 10-15 лет назад благополучие человека измерялось главным образом в деньгах, то сегодня лидеры мнений все чаще транслируют приписываемый Конфуцию афоризм: «Найди себе дело по душе, и тебе больше никогда не придется работать». Приоритеты постепенно меняются, и успешным теперь считается скорее тот, кто не просто получает много денег, а делает это посредством любимого занятия.

С другой стороны, в условиях кризиса ты волей-неволей попадаешь в стесненные условия, прибыльных вакансий становится меньше, а конкуренция за них растет. Многие люди впервые начинают задумываться над тем, чтобы открыть малый бизнес (благо, интернет-технологии дают безграничные рекламные возможности), и вдруг обнаруживают, что им на самом деле всегда хотелось не сидеть в офисе, а выпекать хлеб на продажу, или давать уроки йоги, или делать свадебный макияж.

По зову сердца

Новоиспеченные пекари, флористы и визажисты порой свысока смотрят на тех, кто продолжает работать менеджером, системным администратором или продавцом в магазине: мол, у них не хватило смелости бросить все и найти свое настоящее призвание. Загвоздка заключается в том, что представления о главном деле жизни часто идеализированы, и человек с детства получает исключительно противоречивую информацию о том, какие способы реализовать себя есть в его распоряжении.

Роль школы

Учитывая, что выбор старшеклассником вуза, в который он собирается поступать, обычно считается едва ли не главным шагом на пути к обретению любимого занятия, мы ждем, что школа поможет подростку с этим выбором определиться. И действительно, в распоряжении педагогов есть много эффективных инструментов: от тестов на профориентацию до динамичных, насыщенных информацией уроков, способных пробудить интерес ученика к той или иной сфере науки или творчества.

Однако важно помнить, что обучение в школе состоит в том числе из множества формальных ритуалов, соблюдение которых отнимает массу времени и сил. У подростка часто просто нет возможности не то что заняться тем, что ему действительно нравится, а хотя бы мысленно отсортировать собственные желания и стремления от навязанных старшими. Да и учителя порой заинтересованы в первую очередь в том, чтобы выполнить план по количеству «пятерок» и «натаскать» учеников на получение высоких баллов по ЕГЭ.

«Система школьного образования в целом весьма неоднородна, — считает Ксения Валерьевна, преподаватель русского и английского языков. — Школы, как и учителя, бывают разные. Но личность того, кто преподает, всегда очень важна. Если учитель будет ярок, убедителен и увлечен своим предметом, то интерес у учеников возникнет обязательно. Позже он, возможно, трансформируется в четкое представление о главном деле жизни. С другой стороны, предметом можно зажечь, а можно напрочь убить к нему интерес, и чей-то талант погибнет, так и не родившись. Главное, что может дать школа, это не отбить желание учиться, развиваться, узнавать новое.

В компетенции учителя – показать, что знание может быть ценно само по себе, а не потому, что для родителей важны высокие отметки сына или дочери. Именно поэтому в своей репетиторской деятельности я, да простят меня родители, всегда остаюсь на стороне ребенка. Я предпочитаю сбавить обороты, если вижу, что ребенок слишком загружен и устал. Мне не хочется, чтобы ученик воспринимал занятия как отбывание повинности: это неизбежно приводит к потере интереса к предмету и процессу обучения в целом. Важно следовать за ребенком, понимая, что у каждого – свой темп, свой способ восприятия информации. А успехи в учебе обязательно последуют».

По зову сердца

Впрочем, даже если представить себе идеальную школу, в которой педагоги прилагают все усилия к тому, чтобы ученики смогли понять, чем бы они хотели заниматься после выпускных экзаменов, это вовсе не гарантирует того, что каждый из них совершит правильный и окончательный выбор. Наивно полагать, что только в юности человек задается вопросом «А чему бы я хотел посвятить свою жизнь?». Многих из нас сомнения на этот счет будут преследовать до преклонного возраста.

«Мне кажется, что порой эта проблема для взрослых стоит даже острее, чем для школьников, — говорит Ксения Валерьевна. — На мой взгляд, современные выпускники вообще мало думают о призвании как таковом. Им важно выиграть гонку за аттестат и получить максимальные баллы за ЕГЭ, оправдать ожидания учителей, порадовать родителей поступлением в престижный вуз, в конце концов. Они хотят успешно окончить школу и поступить. Причем это «поступить» часто идет без дополнения – то есть хоть куда-то.

Понимание правильности или неправильности выбора обычно приходит даже не на первом курсе, а уже после окончания вуза, когда в один момент вольная и бесшабашная студенческая жизнь должна, по идее, трансформироваться в дело, которым, как вдруг выясняется, тебе не очень-то и хочется (или не очень «можется») заниматься. Вот тут и появляется осознание того, что все серьезно: не мама и не учителя, а ты сам несешь ответственность за свое решение. Поэтому очень часто люди, осознав ошибочность своего выбора, меняют специализацию или погружаются в долгие поиски себя. Здесь как раз и поможет профориентация для взрослых. Современная жизнь очень быстро меняется, она вариативна и многозадачна. И учиться в процессе придется, даже если ты этого не очень-то хочешь».

Ищем причину

Существует множество причин, по которым человек годами, а порой и десятилетиями не может определиться, какому делу он готов был бы посвятить свою жизнь. За это время окружение наверняка не упустит возможности уличить его в лени.

По зову сердца

Безусловно, патологическая склонность к бездействию несовместима с продуктивной работой, однако, прежде чем обвинять кого-то в тунеядстве, стоит попытаться понять, что с ним или с ней на самом деле происходит, принимая во внимание ряд обстоятельств:

  • Во-первых, в основе такой неопределенности часто лежит страх. Даже понимая, что нам претит однообразие серых офисных будней, мы боимся попытаться изменить свою жизнь и отказаться от ее привычного уклада, потому что чувствуем себя в нем безопасно. Выход из зоны комфорта, пусть и в желанном направлении, неизбежно вызывает чувство тревоги – порой очень сильное и даже парализующее;
  • Во-вторых, это может быть способ сопротивления давлению извне. Если родители еще в детстве заметили в ребенке подлинный талант к игре на фортепиано и старались развить его всеми методами (в том числе насильственными), впоследствии он может отказаться от музыкальной карьеры, к которой действительно предрасположен, просто для того, чтобы таким образом дать отпор вездесущим маме и папе;
  • В-третьих, нам часто кажется, что конечная цель поисков призвания – остановиться только на одном, конкретном виде деятельности. Что человек не может одновременно быть успешным бизнесменом и прекрасно готовить. Конечно, это не совсем так, и есть люди, которым одинаково – или почти одинаково – хорошо дается выполнение разных задач. Но неотвратимость и сложность выбора вполне могут служить непреодолимым барьером;
  • В-четвертых, мы забываем о том, что любой талант нужно развивать. Если поначалу что-то получается недостаточно хорошо, это не значит, что не получится впредь. Но первые неудачи, безусловно, заставляют нас сомневаться в себе. Преодоление этих сомнений – путь сложный.

Наконец, пытаясь определить свое предназначение, человек нередко просто-напросто неправильно задает самому себе вопросы: «Что я могу?» вместо – а не вместе с – «Чего я хочу?».

Счастье быть самим собой

Очень часто идея поиска призвания подается через необходимость отринуть то, чем ты занимался на протяжении последних десяти, пятнадцати, двадцати лет и начать жизнь с чистого листа, прислушиваясь лишь к своим желаниям, а не идя на поводу у семьи и общества. Складывается впечатление, будто в душе каждого экономиста сидит великий музыкант, а каждый юрист спит и видит, как бы ему раз и навсегда сложить на полку папки с делами и пойти учить детей рисованию.

По зову сердца

Такой подход, во-первых, не учитывает того, что абсолютно любая, необязательно творческая, профессия может быть любимой и ценной: пиетет перед «внутренним художником» часто унижает реального врача или учителя. Во-вторых, появляется иллюзия простоты перехода от чуждого дела к тому, в котором суждено преуспеть: словно достаточно всего лишь прислушаться к себе и принять решение, а дальше все само пойдет как по маслу. Но это не совсем так, и в процессе поиска призвания необходимо соблюдать несколько важных правил:

  • Быть реалистом. Не изводить себя самокритикой, а трезво оценивать свои возможности: например, 60-летний мужчина может с удовольствием начать с нуля заниматься танцами, если всегда об этом мечтал, но профессиональным артистом балета он, увы, уже вряд ли станет.
  • Запастись терпением. С чистой совестью сменив нелюбимое дело на любимое, не стоит ожидать, что получаться будет все и сразу: даже исключительно талантливые люди, чей дар открылся еще в детстве, оттачивают мастерство десятилетиями.
  • Не сжигать мосты. Обращение к новому виду деятельности вполне может лишний раз убедить человека в том, что правильный выбор он сделал не теперь, а много лет назад, когда карьере художника предпочел «скучную» профессию маркетолога. Поэтому не стоит торжественно объявлять бывшим коллегам, что ты больше никогда не вернешься в их ряды, и импульсивно распродавать накопленную за годы профессиональную литературу.
  • Приготовиться к изменениям в материальном положении. Конечно, многие мечтают о том, чтобы любимое дело было к тому же источником стабильного дохода. Но, если это и происходит, то далеко не сразу, поэтому нужно быть готовым урезать свои траты хотя бы на первое время. Или заранее отложить побольше денег, чтобы на новом витке становления своей личности не умереть с голоду.
  • Смотреть шире. Представления о призвании связаны в первую очередь с профессиональной деятельностью, но предназначение человека вполне может заключаться в том, чтобы стать хорошим родителем или помогать бездомным людям.

«Слово «призвание» кажется мне несколько пафосным и обязывающим, но все же… Я полагаю, что смысл этого понятия гораздо шире, чем просто выбор профессии, — считает Ксения Валерьевна. — Найти свое призвание – значит найти себя и свое дело, будь то профессия, хобби, роль в обществе или в семье. Найти то место, которое должен занимать именно ты, место, которое позволит тебе правильно применить все свои способности и которое при этом будет отвечать твоим стремлениям и предпочтениям. Если обратиться к этимологии слова «призвание», мы обнаружим, что его первоначальное значение – «приглашение», «отзыв». Найти свое призвание – это как прийти в гости к лучшему другу, где тебя все ждут, где тебе будет комфортно и где ты чувствуешь себя самим собой».

Мудрая сова 12 мая